Космическое Раскрытие: Секреты миссий Аполлон Интервью с Кори Гудом и Уильямом Томпкинсом

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Космическое Раскрытие: Секреты миссий Аполлон Интервью с Кори Гудом и Уильямом Томпкинсом

Сообщение автор Admin в Пн Апр 10, 2017 11:47 pm

Дэвид Уилкок Космическое Раскрытие: Секреты миссий Аполлон
Интервью с Кори Гудом и Уильямом Томпкинсом
Вторник, 4 апреля 2017 года
Д.У.: С возвращением на Космическое Раскрытие! Мы собираемся начать с того фрагмента, в котором Уильям Томпкинс рассуждает о весьма спорной причастности масонов ко всему этому. Давайте посмотрим.
[spoiler]
СВЯЗЬ С МАСОНАМИ 
У.Т.: Итак, я работаю в секретном мозговом центре в компании Дуглас. Даже в Дугласе помимо меня об этом центре знают всего два человека: Вице-президент по инженерным разработкам и д-р Клемперер.
Компания Дуглас Эйркрафт 
Когда в рамках программ проводились совещания с  адмиралами ВМФ, другими высокопоставленными официальными лицами или просто по результатам проектирования, а людей в группе было много, речь часто заходила о вопросах, на которые не было ответов. Я же всегда находил ответ. Вице-президент по инженерным разработкам всегда возвращался к данной теме. Он говорил: “Билл, Ваш подход ко всему – имея в виду какой-то определенный вопрос и все такое – Вы смотрите на все так, как будто Вы с другой планеты”. Я слышал это сотни раз от многих разных людей.
Я знал, что мой отец был масоном 33-го уровня. Мой дядя Хардинг работал главным хирургом в больнице Санта-Моники: много денег, большой дом. Так вот, каждый свободный цент он тратил на исследования внутренней части пирамид, пытаясь расшифровать иероглифику. Именно это он пытался делать. У него были три дочери, мои тети. Мы жили в том доме почти год. И что мы там делали?
Знаете, в том доме возле камина есть сидение, шириной почти 1,5 м, сплошь покрытое иероглифами. Некоторые люди говорили, что это трон фараона Тутанхамона. Ну, название, конечно, громкое. Но, да, оно принадлежало одному из фараонов. Я не знаю, каким образом дяде удалось вывести его контрабандой из страны. Впрочем, он вывозил из страны многое и представлял вывезенное ведущим исследователям в Соединенных Штатах.
Итак, еще раз. Кем был мой дядя Хардинг? Тоже масоном 33-го уровня. То есть, я хочу сказать, что мы многого не знаем и многого не понимаем.
Д.У.: Кори, сначала Томпкинс говорил, что все считали его выходцем не отсюда. Решения, которые он находил, казалось бы, в безвыходных ситуациях, которые никто не мог найти… Если Вы читали его книгу, то из того, что в ней говорится, у Вас должно было возникнуть впечатление, что он обладал неким видом телепатического знания  или неким видом более глубокой мудрости. Как Вы думаете на основании вышесказанного, может ли концепция инопланетной родословной или инопланетного сознания относиться к Томпкинсу?
К.Г.: Ну, вариантов довольно много. Возможно, он воплотился здесь из другой инопланетной группы душ, может быть даже Нордиков, о которых он рассказывает.  
Д.У.: Хм.
К.Г.: Или он пребывает в сознательном или бессознательном контакте с ними.
Д.У.: Который он описывает в своей книге…
К.Г.: Верно.
Д.У.: … сознательное общение с Нордиками.
К.Г.: Я испытал это на себе.
Д.У.: Когда Уильям поведал то, что его дядя Хардинг был масоном 33-го уровня, а также главврачом больницы в Санта-Монике, тратившим все лишние деньги и грабившим артефакты из пирамид, некоторым людям будет очень трудно в это поверить. Они бы подумали о том, что по поводу артефактов и их вывоза имеется очень строгое правительственное регулирование. Разве это не так?
К.Г.: Не в те времена.
Д.У.: Понятно.
К.Г.: Тогда у людей в обычае было “заниматься археологией”. Они называли это “археологией”, но на самом деле это считалось разграблением археологических площадок и похищением безделушек, которые потом продавались или увозились домой для продажи музею.
Д.У.: Как по-Вашему, могло ли случиться, что столь потрясающие артефакты, как сидение, шириной 1,5 м и сплошь покрытое иероглифами, оказывалось в чьем-то доме?
К.Г.: Ох, бесспорно, да. Существуют огромные частные коллекции очень важных артефактов.
Д.У.: Как Вы думаете, почему масоны интересовались такими вещами?
К.Г.: Как Вы знаете, а многие могут не знать, от людей, вовлеченных в гражданскую космическую программу, требовалось быть масонами. Масоны – “хранители знания”. И если они получали древние учения мудрости посредством других учений и должны были их помнить, то все, что им приходилось запоминать, было просто грандиозным. Если вы зарекомендовали себя так, что умеете хранить доктрины и секреты, тогда вам доверяли намного большее.
Д.У.: Ясно.
К.Г.: Только в этом случае вы становились частью управляемой организации.
Д.У.: На тот случай, если кто-то не знает: когда вы становились посвященным, какие кары грозили вам за разглашение масонских секретов?
К.Г.: Смерть.
Д.У.: Естественно, да и сам обряд посвящения был довольно жестоким. И все для того, чтобы убедиться в молчании посвященного и в том, что ему можно доверить секреты.
К.Г.: Масоны относились к этому очень серьезно.
Д.У.: Итак, как Вы думаете, почему Томпкинс упомянул о том, что его отец и дядя были масонами 33-го уровня, когда обсуждал идею о том, что, возможно, он – инопланетная душа?
К.Г.: Многие подобные общества прослеживают свою родословную до инопланетян, которые пришли на эту планету тысячи лет назад. Для них очень важно быть в состоянии отследить свою родословную. Отслеживая родословную, они интересуются и ее историей. И вся подобная информация, по крайней мере, частично, доступна некоторым масонам. По-видимому, дядя Уильяма услышал достаточно информации для того, чтобы почувствовать себя обязанным посвятить свою жизнь личным поискам ответов на вопросы
Д.У.: Понятно. В нашем следующем фрагменте мы еще больше углубимся в обсуждение масонства в связи с чем-то более интересным, о чем вы, возможно, никогда не думали. Смотрите.
ПЕРЕПИСЫВАНИЕ ИСТОРИИ МИССИИ “АПОЛЛОН” 

У.Т.: Итак, я работаю главой Отдела инженерных разработок в компании Дуглас, занимаюсь программой Аполлон. Под моим началом находятся 173 человека (инженеры, проектировщики, ученые, 11 докторов наук).

Я вношу предложение. Мои подчиненные его принимают и развивают. Группа самых лучших инженеров на планете, блестящие умы. Мы предлагаем НАСА абсолютно новую программу полета на Луну. Мы отказываемся от всех разработок НАСА и выходим с совершенно новыми. Я представляю наши разработки руководителям инженерных отделов. Они представляют их маркетологам, маркетологи ведут переговоры с производителями, а последние пытаются меня уволить.
Видите ли, производители хотят производить. Они вовсе не желают ничего разрабатывать. Меня не увольняют. Наоборот, поощряют двигаться вперед. Но маркетинг… Маркетологи не хотят заниматься этим. Тогда Вице-президент по инженерным разработкам сказал, что мы все будет делать сами, тайно.
Итак, я созываю команду и создаю модель нового ЦУПа НАСА, размером почти 2 х 2 метра. Она похожа на большой ступенчатый амфитеатр с экранами на стенах.

Итак, я помещаю модель на новенький самолет DC-7, беру с собой всю документацию и лечу на секретный Арсенал Редстоун – секретную космическую станцию, где работают немцы и персонал НАСА.


По прилете арендую грузовик. Я одет в бизнес-костюм-тройку. Арендую грузовик, а там все эти передачи, с которыми я никогда не ездил. Я веду машину с неавтоматической коробкой передач и направляюсь в секретное место.
И вот что интересно. Моя секретарша пишет мне письмо, которое позволит попасть к руководству Арсенала Редстоун, но уверяет, что оно мне не понадобится. Пока я еду, она телепатически сообщает мне: “Билл, не волнуйся, ворота будут открыты”. Итак, я подъезжаю, огромные ворота открыты, и я въезжаю прямо на базу. Миную обширную площадку, обе стороны которой запружены десятками и десятками грузовиков, легковых автомашин, оборудования и все такое. И это при том, что каждое транспортное средство обязано проходить через КПП для проверки всего, имеющегося на борту, получить разрешение на провоз.
А я подъезжаю прямо к воротам. Они открыты. Я въезжаю и самостоятельно ищу дорогу к офису фон Брауна. Пробираюсь сквозь пробки на базе, и вот и вышка. Вижу, как ко мне спускаются четыре охранника. Они оставляют винтовки рядом с дверью здания. Потом спускаются по ступенькам вместе с огромной тележкой. У тележки четыре колеса. Охрана с трудом волочит ее по ступенькам. Тележка подкатывает прямо к багажнику моего грузовика. Охранники снимают с грузовика передние, задние и боковые брусья, деревянные брусья, берут модель и грузят ее на тележку.
Откуда взялась тележка? Почему она оказалась там? Охрана грузит модель на тележку, тележка минует ряд офисов и оказывается в вестибюле. Довольно большая дверь лифта открывается, наряду с тремя другими лифтами по бокам. Двери открываются. Охрана вталкивает в лифт тележку. Я вхожу в лифт с сумкой с документами. Мы поднимаемся на самый последний этаж. Двери открываются. Не произнося ни слова, охранники вталкивают тележку в еще один вестибюль.
Мы входим в первую большую площадку, где находятся офисы. По одну сторону сидят люди д-ра фон Брауна, по другую – люди д-ра Дебуса.

Вернер фон Браун, Курт Генрих Дебус 

Открываются двери в огромный конференц-зал. Охранники вкатывают тележку, останавливают ее и открывают ящик с моделью. Они поднимают модель… А на полу постелена мягкая голубая ткань. Охрана осторожно опускает модель на голубую ткань в конференц-зале. Ко мне подходят секретари д-ра фон Брауна и д-ра Дебуса. Четыре охранника берут тележку и откатывают ее. Они стучат каблуками, отдают честь и спускаются вниз.
За все это время я не сказал ни единого слова. Я проник в сооружение без единой бумажки. Просто въехал и все. Ни с кем не говорил, а они уже знали, что я здесь. Секретарь д-ра Дебуса сказал, что тот подойдет через минуту, подойдет и д-р фон Браун. В зал вошел Дебус и  преставился мне. Фон Браун вышел из дверей другой комнаты и тоже мне представился. Они взялись за голубую ткань и водрузили модель на середину сияющего стола в конференц-зале.
Я представился: “Я – Уильям Томпкинс. Я приехал из компании Дуглас, и у меня есть предложение. Нам бы хотелось представить вам некоторые изменения, которые мы считаем необходимыми внести в программу Аполлон, чтобы добраться до Луны”. Никто меня не останавливает. Входят несколько людей фон Брауна и садятся позади него за его стол. С Дебусом сидят его люди. Садятся оба секретаря, и я начинаю говорить. В нужный момент я срываю покрывало с модели и показываю всем присутствующим то, что позже увидит каждый человек на планете, – систему контроля запуска Стартовый комплекс-39, где вы видите сидящего наверху д-ра фон Брауна и всех инженеров, наблюдающих все с мониторов.




Итак, я представил модель, и оба доктора прислушались к моему предложению. Я говорил 40 минут. Потом фон Браун пожал мою ладонь и сказал: “Нам нужно работать вместе”.  Дебус обнял меня, пожал руку и представил всем ведущим сотрудникам НАСА как своего рода гения”.
Д.У.: Итак, то, что видим, – крайне ценный исторический документ, демонстрирующий следующее. Одним из самых высоко уважаемых и любимых изображений, связанных с миссией Аполлон и нашими полетами на Луну, является фотография того, что Томпкинс называет Комплексом-39, а большинство людей думает о нем как о ЦУПе. На самом деле, он был спроектирован Уильямом, наперекор желанию команды производителей, которым хотелось просто производить. Кори, как Вы думаете, почему он говорил, что получил такую мощную негативную реакцию группы людей, и что производители просто хотели производить? Подобно тому, что мы слышали, когда он описывает противостояние между инженерами и производителями?   
К.Г.: Многие инженеры не любят, когда их отвлекают от того, что они делали или чем занимались длительный период времени, и перебрасывают на особый проект. Многие будут возмущаться. Сейчас им рассказывают о том, о чем не сообщали их корневой группе. Им бы хотелось сохранить существующий статус кво. Так уж устроены инженеры. Они не хотят потрясений и боятся того, как они скажутся на их работе.
Д.У.: То есть, люди, которых Томпкинс называет “производителями”, были инженерами, но специалистами в конкретной области?
К.Г.: Да, у вас есть инженеры и технические специалисты, по существу, они так же компетентны, как инженеры, и воплощают в жизнь все то, что спроектировали инженеры.
Д.У.: Возможно ли, что в определенных случаях в таких высоко охраняемых военных сооружениях, где требуется специальный допуск для пересечения КПП, происходит то, что он описывает?
К.Г.: В очень редких случаях. Если вернуться в 1940-е годы, то можно увидеть, что подобные вещи происходили с доставкой ядерных… транспортировкой ядерного оружия. Машины въезжали в боковые или передние ворота. Часовых заранее оповещали: “Такая-то машина прибудет приблизительно в такое-то время. Пропустите ее”.  
Д.У.: В последний раз мы видели фрагмент, где Томпкинс описывал реальное развитие немецких ракет Фау-2. Я имею в виду, он не называл их так в то время, но это были явно ядерные установки. Подразумевал ли Уильям, что те же самые ракеты потом были напрямую использованы в развитии программы Аполлон, что это была та же самая немецкая технология, ведь фон Браун, конечно, был немцем?
К.Г.: Не совсем так. Это не были Фау-2. Это были настоящие многоступенчатые межконтинентальные баллистические ракеты, уже созданные…
Д.У.: Ох, не может быть!
К.Г.: … тогда и известные совету правления. Вот почему о них знал фон Браун. Создание многоступенчатых ракет – вот во что он вложил много времени и усилий.
Д.У.: Понятно. Мы приготовили для вас еще один очень интересный фрагмент, в котором этот действительно потрясающий человек описывает то, что во время миссий Аполлон происходило нечто намного большее, чем просто приземление на мертвом старом куске скалы, где не на что было смотреть. Судите сами.
ОДИН МАЛЕНЬКИЙ ШАГ

У.Т.: Первым этапом было добраться до Луны, собрать образцы пород, сделать фотографии и вернуться, не так ли?

И вот мы оказываемся там. Мы видим все корабли, собравшиеся по краям кратера. Один из них почти сгоняет нас с орбиты и летит с нами полпути до Луны. Он летел прямо рядом с нами. Общественность не слышит сообщения: “Эта грёбаная штуковина чуть не врезалась в нас!” А ведь общение с ЦУП велось прямо с корабля. Итак, вы добираетесь туда, но перед этим пришлось покружить несколько раз. Вы сделали все фотографии того, что уже там. Вы знаете, где хотите побывать. Вы совершаете первый заход, и перед вами появляются все эти корабли, огромные корабли. Они паркуются вокруг кратера, где вы приземлились! Мать честная!

Вы приземляетесь. Делаете свою работу, а затем вам говорят: “Идите и соберите еще больше образцов пород. Я знаю, что у вас проблема, поэтому выполните две-три дополнительные миссии и не возвращайтесь”. И точка.
Д.У.: Ваши мысли по поводу происходящего? Я имею в виду, что Томпкинс представляет это как очевидец. Какова точка зрения инсайдера на историю, которую мы только что услышали?
К.Г.: Экипаж Аполлона приземлился в регионе, принадлежавшем рептилоидам. Они появились и окружили кратер.
Д.У.: “Они” – это рептилоиды?
К.Г.: Да, их огромные корабли появились с целью устрашения.
Д.У.: Понятно.
К.Г.: Когда астронавты собрали образцы пород, провели несколько экспериментов, а затем собирались покинуть орбиту, их сопровождал один из кораблей.
Д.У.: То есть, когда Томпкинс говорит: “Парень сказал нам не возвращаться. Просто взять несколько образцов и убираться”, как Вы думаете, кого он имел в виду под “парнем”? Кого-то из ЦУПа или инопланетян? Как Вы думаете, почему Уильям так завелся?
К.Г.: По-видимому, один из инопланетян, то ли рептилоид, то ли нет, сказал, что астронавтам следует убраться и не возвращаться. А может, это были даже Нордики, настаивавшие на этом: “Эй, вам надо убираться отсюда. Делайте то, что нужно и не возвращайтесь”.
Д.У.: Некоторые зрители и читатели, мало знакомые с такого рода раскрытием, испытали бы то, что в психологии мы называем когнитивным диссонансом, в связи с идеей, что нечто такое грандиозное произошло при приземлении Аполлона. Ведь Нил Армстронг, казалось, был счастлив, когда произнес: “Один маленький шаг для человека и огромный скачок для человечества”. У нас есть фильм, есть фотографии.
К.Г.: Возможно, тогда он был действительно счастлив. А затем, позже, внезапно появляются огромные корабли и окружают кратер, в котором вы находитесь. Тогда ваше настроение “немного” меняется.
Д.У.: Многие скептики предположили бы, что это абсолютно нелепо: “Какие глупости. Если бы астронавты так сказали, мы бы об этом знали. Они бы сняли это на пленку, кто-то бы завопил или что-то утекло”. Что Вы на это скажете?
К.Г.: Вот для чего существует процесс стирания памяти. Я слышал много историй о том, что астронавты не помнят о своих миссиях или помнят очень немного. Памятью многих из них просто манипулировали.  
Д.У.: Боб Мастерс, муж известной знаменитости Джин Хьюстон, действительно пытался гипнотизировать Эдгара Митчелла и угробил на это 40 часов. И все же, астронавт так и не смог вспомнить ничего, что с ним происходило, когда он был на поверхности Луны. Возможно ли, что то же самое случилось и с Эдгаром Митчеллом?
К.Г.: Звучит так, что именно это с ним и приключилось.
Д.У.: Скептики скажут: “Чувак, да ладно тебе, о высадке на Луне есть живой видеоролик”. Как можно было не увидеть тех кораблей?
К.Г.: Во-первых, имеется двухминутная задержка. Во-вторых, есть медицинский канал связи, где обсуждаются вещи, не предназначенные для ушей общественности.
Д.У.: То есть, иными словами, если есть немцы, которых ввезли в страну для создания НАСА, и которые поклялись хранить и соблюдать секретность, тогда они с самого начала знали, что будут происходить вещи, которых они бы не хотели, чтобы видели мы? Они бы желали быть полностью уверенными в том, что мы увидим ту версию реальности, которую они хотели, чтобы мы увидели?
К.Г.: Согласен.
Д.У.: Хорошо. В следующем фрагменте мы познакомимся еще с одним интересным историческим документом, позволяющим предположить, что именно Томпкинс сыграл ключевую роль в развитии высоко засекреченной бизнес модели ТКП, в которую оказался вовлеченным и Кори, – функционирующее прибыльное предприятие в нашей Солнечной системе. Давайте убедимся.
МЕЖПЛАНЕТНЫЙ КОРПОРАТИВНЫЙ КОНГЛОМЕРАТ (МКК

У.Т.: За внесение изменений в программу и работу над миссией Аполлон с фон Брауном меня уволили из компании Дуглас. Уволили в пятницу. А в субботу вечером мне звонит секретарша и говорит: “Билли, я общалась с д-ром Дебусом. Так вот, он хочет, чтобы Вы побеседовали с д-ром таким-то на предмет работы в головном офисе компании North American, расположенном в международном аэропорту Лос-Анджелеса”.
Итак, я звоню д-ру Дебусу, и он сообщает, что договорился о работе для меня в головном офисе компании North American, в частности, о моем участии в продвинутых космических программах, в проектировании летательных аппаратов и программах систем движения в дочерней компании Рокетдин. В любом случае, они – единственные, кто строил огромные космические челноки, и все видели эти челноки.



Компания Аэроджет Рокетдин,

создавшая главный двигатель космического челнока

Итак, теперь я – советник этих парней. Я перевожу свои вещи, много вещей, из компании Дуглас в мои офисы в North American. Я намечаю приблизительный план проектирования и строительства коммерческих космических кораблей, способных выходить в Солнечную систему и размещать сооружения на планетах местной Солнечной системы для того, чтобы научиться добыче некоторых конкретных минералов на планетах.
Мой план был призван послужить подготовкой к выходу в галактику, с целью ведения бизнеса, коммерции и сотрудничества с планетой другой звезды. В нем приняли бы участие большие частные корпорации невоенного характера. Предполагалось, что мы будем заниматься не только добычей полезных ископаемых, но и всем, что мы могли бы предложить в сфере коммерции и взаимодействия. Но у моей нынешней компании были намного более важные планы, поэтому мы не продолжили… Короче, я не приступил к дальнейшему развитию своих планов.
Позже этим занялись другие люди, они-то и воплотили в жизнь мою программу. Итак, 2003 год. У них появились сооружения в двух разных местах: одно на Марсе, второе на другой планете второй звезды, самой ближайшей звезды.

Сейчас они вовсю занимаются добычей полезных ископаемых. Добычей полезных ископаемых и другой коммерческой деятельностью. Речь идет о компании North American, находящейся здесь в Лос-Анджелесе, той самой компании, занимавшейся строительством ракетных двигателей, космических челноков и другой подобной деятельностью. Они заимствовали мою концепцию и воспользовались ею для ведения коммерческих операций. То есть занялись тем, что пытались начать мы в те далекие времена.
И преуспели. Подготовили людей и коммерческий персонал. И занимаются этим сейчас. Успешно работают. Я хочу сказать, что сейчас на нашей планете есть 25-28 компаний, осуществляющих коммерческие операции по всей галактике.
Д.У.: Итак, Кори, здесь мы видим нечто потрясающее, идею о том, что именно Томпкинс оказался первым человеком, по крайней мере, на западе (мы ничего не знаем о немцах), рассмотревшим возможность использования космического флота не просто в качестве армии вторжения, как флот рептилоидов, но и в целях развития коммерческой добывающей индустрии и производства в космосе.  
К.Г.: Конечно. Немцы уже эксплуатировали военный аспект для полетов с драконийцами. ВМФ США и частично правительство США развивали силовой противовес немецкому флоту, созданному для сотрудничества с драконийцами. В общем и целом, мы собирались делать то же самое с Нордиками, сражаться вместе с ними, сражаться с драконийцами. Поэтому…
Д.У.: Как Вы думаете, может ли быть так, что этим подтверждается историческая роль Томпкинса? Ведь не приди ему в голову такая идея, никто бы не подумал об этом как о потенциальном бизнесе. О том, что зарабатывать деньги и получать прибыль можно и в какой-то другой форме?
К.Г.: Как только они развивают технологии, они начинают создавать разные мозговые центры, ищущие способы воспользоваться ими в коммерческих и военных целях. Поэтому, возможно, Томпкинс и был просто еще одним мозговым центром.
Д.У.: Уильям также говорил о 23-28 индустриях. Это так?
К.Г.: Компаниях.
Д.У.: Компаниях здесь на  Земле, вовлеченных в промышленное производство в нашей Солнечной системе и за ее пределами. Насколько эта цифра совпадает с тем, что слышали Вы?
К.Г.: Таких компаний намного больше, но, вероятно, Томпкинс имел в виду корневые компании, образовавшие то, что мы называем МКК. Они могли быть первыми представителями бизнеса, начавшими эту программу.
Д.У.: Считаю необходимым упомянуть еще об одной вещи. Уильям говорил, что в 2003 году уже было одно горнодобывающее сооружение на Марсе и второе на одной  из двух ближайших звезд к нашей Солнечной системе. Это определенно меньше, чем данные, о которых мы говорили с Вами раньше в рамках данной программы. Поэтому…
К.Г.: Да. Цифра во многом преуменьшена по сравнению с тем, что происходит на самом деле. Мы ведем добычу полезных ископаемых в Поясе астероидов.  Мы добываем минералы на разных планетах, на Марсе в том числе.
Д.У.: Что Вы знаете о том, сколько таких площадок приспособлено к занятиям коммерцией вне нашей Солнечной системы?
К.Г.: Очень и очень много. Обычно это миры, контролируемые драконийцами. Они позволяют нам заниматься добычей полезных ископаемых. В поисках минералов мы уже добрались до других звездных систем, расположенных в нашем локальном звездном скоплении, но были отвергнуты их обитателями.
Д.У.: Полагаю, возможно, насильственным путем.
К.Г.: Ну, знаете, из-за рептилоидов, мы не пользуемся хорошей репутацией в космосе. Мы приходим и создаем проблемы.
Д.У.: Верно. Итак, это был еще один потрясающий взгляд на страницы истории. Уильям Томпкинс – настоящий герой Америки, появившийся в недрах самых высоких уровней ТКП ВПК во времена Второй мировой войны. Сейчас у нас есть возможность соединить все точки. Надеюсь, так же, как и я, вы видите, как красиво все увязывается воедино. И что, по существу, мы говорим о чем-то, что является правдой, о том, что со временем станет публичным знанием и существенно преобразует каждый аспект жизни на Земле и в нашей галактике, какой мы ее знаем. С нами были Кори Гуд и особый гость Уильям Томпкинс. Благодарю за внимание!
http://divinecosmos.e-puzzle.ru/page.php?al=322

Admin
Admin

Сообщения : 1059
Дата регистрации : 2017-02-04

Посмотреть профиль http://raskrytie.forumotion.me

Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения